Конгресс как место встречи людей и мнений

Трудно писать про масштабные мероприятия — конференции, форумы, конгрессы. Потому как невозможно объять необъятное! И что-то самое важное для определённого учёного, коллектива, компании обязательно остаётся за бортом освещения в СМИ...

Отправляя на IV Международный конгресс и выставку «Цветные металлы-2012» нашего корреспондента Любовь ГАБЕРБУШ, мы дали ей два задания. Посетить круглый стол, где обсуждалась общественно-значимая проблема социальной ответственности бизнеса. А также взять интервью у представителя страны, которая (и не только для России) становится и главным партнёром, и главным конкурентом.

Под знаком «Цветные металлы» объединены три международных форума, проходящих в регионе уже в течение 18 лет: конференция и выставка «Алюминий Сибири», конференции «Золото Сибири» и «Металлургия цветных и редких металлов». В сентябре 2012 года участие в конгрессе приняли представители 175 компаний из 21 страны мира!

Под знаком «Цветные металлы» объединены три международных форума, проходящих в регионе уже в течение 18 лет: конференция и выставка «Алюминий Сибири», конференции «Золото Сибири» и «Металлургия цветных и редких металлов». В сентябре 2012 года участие в конгрессе приняли представители 175 компаний из 21 страны мира!

О философии корпоративного поведения

На этот раз рамки обязательной для конгресса темы «Экология и безопасность в металлургии» были расширены: участники IV Международного конгресса «Цветные металлы 2012» впервые обсудили социальные аспекты деятельности металлургических компаний.

Открывая заседание за круглым столом, министр экономики и регионального развития Красноярского края Анатолий ЦЫКАЛОВ подчеркнул, что отечественная металлургия, эффективно действуя в рамках мировой экономики, сумела адаптироваться в условиях глобальной конкуренции и сохранила лидирующие позиции. Имея такой высокий производственный статус, важно соответствовать мировым стандартам не только в объёмах и качестве выпускаемой продукции, но и в уровне корпоративной социальной ответственности (КСО).

— Наша сегодняшняя цель — выработать меры, которые, с одной стороны, стимулировали бы развитие производств, создание налоговой базы, а с другой — не рубили бы «сук, на котором сидим». Наравне с вопросом, как получать продукции больше, надо решать и социальные задачи.

Продолжила мысль министра Валентина ЯКОВЛЕВА, доцент кафедры менеджмента производственных и социальных технологий ИУБПиЭ СФУ. По её словам, путь от филантропии к системной обязательности давно прошли все крупнейшие компании в странах с устойчивой рыночной экономикой и активным государственным участием в развитии КСО. Этика нашего бизнеса в этом смысле — только на начальном этапе.

Поэтому очень важен диалог государства, бизнеса и гражданского общества. В СФУ уже сделан практический шаг: в соответствии с федеральным стандартом в подготовку бакалавров включён базовый курс по направлению, где молодые специалисты научатся по-новому понимать роль корпоративной социальной ответственности. Сегодня это особенно важно, ведь если российские компании будут по-прежнему воспринимать «социалку» как вынужденные финансовые потери, то устойчивое развитие превратится в устойчивое отставание.

Мнение учёного поддержали представители металлургического бизнес-сообщества. Сергей ПОПОВ, заместитель директора алюминиевого дивизиона «Восток» Объединённой компании РУСАЛ, сказал, что в компании сформировалась чёткая позиция по поводу реализации социальных программ.

— Время, когда размышляли, вкладывать ли деньги в социум, давно прошло. Наш постулат — влиять на качество жизни на территории своего присутствия. Есть блок корпоративных проектов: по работе в школах и вузах — адаптируем к условиям, готовим профессиональный кадровый приток. К слову, буквально в августе 9 студентов СФУ уехали во Францию по двухгодичной программе в Горную школу. Оправдали себя и грантовые проекты: при непосредственном взаимодействии с властью регионов решаем системные проблемы в социальной среде — даже если нет очевидного пересечения с нашим производством.

Продолжил разговор директор по непрофильным видам деятельности ОАО «Красноярский завод цветных металлов имени В.Н. Гулидова» Владимир ФИДАРОВ:

— Мы вернулись к практике советских времён. Тогда, если вы помните, все крупные предприятия были социально ориентированы: имели свои базы отдыха, Дворцы культуры, детские и медицинские учреждения. В 90-х «социалка» была сброшена на плечи государства. В этом была своя логика: с нас — налоги, с вас — гарантии социального обеспечения граждан. Но выполняя свои обязательства, мы не получили того, что ожидали, поэтому пытаемся не только всё вернуть, но и строить новое. При этом социальная деятельность расценивается как долгосрочная инвестиция в развитие компании, повышающая её конкурентоспособность. Когда на завод приезжают наши иностранные коллеги и видят не только современное технологичное производство, но и отлаженный социум, они понимают, что компания вкладывает деньги в персонал — с ней можно иметь долгосрочные отношения.

Представитель американской Alcoa Майкл ГЕРШЕНЗОН сравнил парадигму устойчивого развитии своей компании с моделью ... стула-треноги. Три опоры — это экономическое развитие, социальная ответственность и уважение к окружающей среде. Отсутствие любой ведёт к тому, что стул будет неустойчив.

В обсуждении темы также приняли участие профессор Национального института труда при министерстве труда и занятости правительства Индии Mahaveer Jain, профессор Норвежского университета науки и техники Harald A Oye, руководитель группы корпоративного управления и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Игорь КОРОТЕЦКИЙ. Сказал своё слово и необычный гость — управляющий Красноярской епархией митрополит Пантелеймон: «Услышал много отрадного, которое исходит не просто из понимания выгоды, материальной пользы, а базируется на глубинных, этических основах, которые дал Господь человеку. Когда люди утрачивают чувство ответственности, тогда и возникают негативные вопросы в демографии, экологии, научном прогрессе. Нельзя допустить, чтобы металл был ценнее человека».

Это мнение было созвучно с замечанием сопредседателя IV Международного конгресса «Цветные металлы-2012» профессора СФУ Петра ПОЛЯКОВА:

— Настроиться на единство понимания помог бы своеобразный метроном — некая нетленная ценность, например Нагорная проповедь Христа. Трудно найти более точные ориентиры, тем более, что мы сегодня говорили не о замещении государственных функций, а о философии корпоративного поведения, созвучной концепции стратегического управления компанией.

Китай идёт на обгон

Впервые в практике международного конгресса «Цветные металлы» до начала работы форума специалисты мирового уровня прочли установочные лекции, оказавшиеся интересными не только студентам, но и профессиональному сообществу. Вице-президент НИИ Chalco, профессор Цзяньхун Ян предложил аудитории интереснейшую информацию о современном состоянии алюминиевой промышленности в Китае, а затем согласился ответить на наши вопросы.

Цзяньхун Ян и Пётр Поляков на конгрессе

Цзяньхун Ян и Пётр Поляков на конгрессе

— Что в мировой практике понимается под китайским опытом развития алюминиевого производства?

— До 1960 года у нас было только одно предприятие, которое построили японцы. Поэтому я могу сказать, что это сравнительно новая для Китая отрасль, но быстроразвивающаяся: если первые 20-30 лет выпускали не более полумиллиона тонн алюминия в год, то буквально за последние несколько лет, благодаря новым технологиям, дошли до 80 млн тонн — столько было в прошлом году. Тому есть немало предпосылок: в течение этих десяти лет потребности Китая очень выросли в связи с экономическим ростом, развитием строительной и других промышленных отраслей. У нас всё происходит очень быстро, поэтому приходится соответствовать этим запросам.

— Какие задачи решает ваш НИИ для совершенствования алюминиевых технологий?

— Надо сказать, что наш институт, специализирующийся на технологиях производства алюминия, создан в 1965 году, поэтому всё новое в Китае приходит именно из нашей компании. В 90-х годах начали развиваться крупные алюминиевые производства, и наши разработки распространились по всей стране. Мы пытались и пытаемся создать лидирующую технологию, которой пользовались бы во всём мире.

— Насколько в Китае применим российский опыт (или других стран)?

— Это было вначале, особенно технологический опыт Советского Союза, и он сыграл свою роль. А первую новую технологию позаимствовали у Японии, выкупив её в 1980 году. Использовали опыт Германии. Но позже стали изобретать технологии именно для своей страны, потому что запасы сырья отличаются от других стран, приходится добывать алюминий из менее насыщенных ресурсов, следовательно, их надо перерабатывать другим способом. Возможно, что-то осталось от Советского Союза с 60-х годов. Но это неперспективно: разработана и уже выполняется специальная правительственная программа по закрытию алюминиевых заводов с электролизёрами Содерберга. Кстати, я очень удивился, когда увидел на Красноярском алюминиевом заводе устаревшие электролизные линии — это наносит большой урон. Для будущего. Но и у нас новые технологии тоже внедряются медленнее, чем надо бы.

— Есть ли особенности в географии спроса на китайский алюминий?

— Всего в Китае 31 провинция, и как минимум в десяти есть заводы по производству первичного алюминия. Самый крупный находится рядом с нашим научным центром, это провинция Хайнань. И там же — самое крупное месторождение природных ресурсов. Более 90 процентов произведённого алюминия используется в стране, или даже 95, а экспортируем, в основном, конечный товар, сделанный из алюминия: большая часть для строительной отрасли, а также для изготовления высокоскоростных поездов, скоростных дорог.

— Экология, качество жизни в зоне присутствия алюминиевого производства — как вы решаете эти проблемы? Или их нет?

— Есть, как и везде. Но у меня такое мнение, что при определённых производственных и технологических условиях алюминий в принципе и его производство в целом
безопасны для человека. Важен подход. Для нас это, во-первых, беспокойство об окружающей среде, во-вторых, контроль правительства, и третья доминанта — конкуренция, соревнование; нам важно выиграть внимание потребителя, чтобы люди выбирали не пластик или изделия из стали, а именно из алюминия и знали, что он безопасен для них.

— Это удаётся?

— Думаю, что это нашей компании достаточно хорошо удаётся. Как и всё алюминиевое сообщество, мы боремся с газами, которые вызывают парниковый эффект. Это одна из первоочередных задач, её решение проходит достаточно успешно, как в Китае, так и на международном рынке. Кроме того, у нас есть чёткие стандарты, ограничивающие выброс в атмосферу углекислого газа, других вредных веществ, поэтому, если случается превышение, — штрафные санкции неизбежны.

— На ваш взгляд, какие самые авторитетные алюминиевые компании в мире?

— Я горжусь, что наша компания в четвёрке лидеров. Первая — РУСАЛ, вторая американская ALCOA, далее канадская ALCAN и наша CHALCO. Подчеркну — если говорить о производительности и объёмах выпускаемой продукции. По технологичности РУСАЛ отстаёт от нас. Научное лидерство — за норвежским Университетом науки и техники, который на конгрессе представлял Гарольд ОЙЯ. С удовольствием с ним пообщался, а также со шведскими специалистами. Но больше всего информации получил от российских участников конгресса. Это для меня в принципе новый опыт, я впервые здесь, узнал много о работе других учёных, особенно в решении экологических вопросов.

— Xiexie!

Средняя оценка: 5 (проголосовало: 2)